ТОО ПАРАДИГМА

 Телефон: 8 (727) 379-15-68

 

Мы помогаем принимать правильные
РЕШЕНИЯ для РОСТА ВАШЕГО БИЗНЕСА

Почему современному бизнесу не нужен сложный и тяжелый язык юристов

26 июня 2017, 09:48

На призывы упростить изложение документов, многие коллеги возражают тем, что, мол, иначе будет упущен юридический смысл написанного.

Однажды мой знакомый бизнесмен, читая текст проекта договора, подготовленного контрагентом, долго пытался понять, что же в нем написано. Документ был написан настолько громоздким, тяжелым для восприятия языком, что понять его было затруднительно даже юристу. Пункты договора пестрели оборотами, типа, “включая, но не ограничиваясь”, “исключая, помимо вышеуказанного”, “и/или”; условия состояли из сложносочиненных и сложноподчиненных предложений, каждое объемом не менее 10 строк. После тщетных попыток самостоятельно уяснить хотя бы суть написанного, клиент попросил меня перевести изложенное на доступный, “человеческий”, язык.
С такой ситуацией, наверняка, вы сталкивались не раз. Сложным языком частенько грешат банковские договоры, хозяйственные контракты, внутренние правила и законодательство.
Некоторые юристы в этом деле поднаторели изрядно. Выражаясь витиеватым языком, нагромождая документ мудреными оборотами и заправляя текст специфической юридической терминологией, они даже гордятся своими лексическими изысками, вводя при этом в ступор своих клиентов. На претензии к написанному они, искренне изумляясь невежеству заказчика, тыча в документ, отвечают: “Ну что ж тут непонятного? Вот же все написано!...”.
Допускаю, что иногда юристы намеренно используют сложный язык для того, чтобы запутать того, кому адресован документ; “навести”, так сказать, “тень на плетень”. Могу еще предположить, что порой к такому способу изложения документации прибегают недобросовестные юристы, желающие увеличить объем проделанной работы и, соответственно, счет за свои услуги (мол, смотрите, какую большую и сложную работу мы провели!).
Но в большинстве случаях подобный стиль изложения документа - это либо следствие профессиональной деформации (юристы по роду своей деятельности привыкли к формализованному языку юридической документации), либо проявление некоей кастовости (эдакий отличительный знак общения с неюристами, подчеркивающий нашу исключительность и значимость для остальных), либо и то и другое.
На призывы упростить изложение документов, многие коллеги возражают тем, что, мол, иначе будет упущен юридический смысл написанного; простой язык, якобы, не способен передать тонкие нюансы высокой материи права.
Но на самом ли деле сложно - значит, лучше?
Уверен, нет. По крайней мере, с точки зрения интересов современного бизнеса.
Во-первых, современный бизнес достаточно динамичен и ему вовсе не нужны длиные и пространные разъяснения юристов. Для внутренних заказчиков (акционеров, топ-менеджеров, других подразделений компании) гораздо важнее получить лаконичный ответ на поставленный ответ, нежели разбирать словесные завалы написанного юристами текста. Их не интересуют ссылки и цитаты из законов, описания различных теоретических конструкций. Заказчики в этом ни черта не смыслят и разбираться во всех хитросплетениях законодательства не хотят и не обязаны. Все, что их интересует, - это простой ответ на поставленный вопрос, получение простых и четких рекомендаций. Всё! Больше ничего!
Порой юристы упускают из вида очень важный момент: юридические заключения, справки, отчеты, служебные записки предназначены не для самих юристов, а для их заказчиков (неюристов). Поэтому документы должны составляться на языке, понятном заказчикам. Какими замечательными ни были письменные рассуждения юристов, их ценность сводится к нулю сложными и мудреными выражениями. Подобные изыски рискуют, в лучшем случае, остаться неоцененными, в худшем - разозлить клиента.
Во-вторых, во многих областях бизнеса все большую роль играет клиентоориентированность. Она, среди прочего, предполагает доступность и ясность изложения договоров, правил пользования продуктами. Потребителю должны быть понятны условия этих документов; их восприятие зависит от того, насколько просто они изложены.
Однако частенько договоры (в том числе размещаемые на веб-сайтах договоры присоединения, примерные договоры) грешат теми же недостатками: они написаны столь сложным языком, что потребителю, сколь бы он ни старался, никак не одолеть даже половины текста. Бросив здравую идею ознакомиться с условиями, потребитель подписывает предложенный ему договор, так и не дочитав договор до конца и не поняв даже прочитанного.
Мое личное наблюдение: о степени клиентоориентированности можно судить по тому, как составлена предлагаемая потребителю документация. Заботящаяся о своих клиентах компания всегда постарается максимально просто донести условия заключаемой сделки. Это, если хотите, проявление уважения и внимания к своей клиентуре. И, наоборот, неклиентоориентированный поставщик товаров, услуг не будет себя утруждать переработкой текста договоров с целью их упрощения (мол, пусть клиент понимает, как хочет).
Любую мысль, сколь бы сложной она ни казалась, можно донести простыми словами. Для наглядности приведу пример. Ниже выдержка из исходного (оригинального) текста договора:
“Заемщик обязуется использовать кредит, получаемый в рамках настоящего договора, на потребительские цели, а именно: покупку квартиры, исключая при этом использование кредита на другие, не указанные в настоящем пункте, цели. В случае нарушения Заемщиком указанной обязанности по целевому назначению кредита Банк вправе начислить штраф в размере 10% от суммы кредита.”
Многовато написано, не правда ли? Почему бы не изложить условие следующим образом:
“Целевое назначение кредита - покупка квартиры. Штраф за нецелевое использование кредита - 10% от суммы кредита.”
Возможно, неидеальное переизложение, но, на мой взгляд, новая редакция позволила бы потребителю иметь четкое представление о сути написанного: каково целевое назначение кредита и какова санкция за это нарушение. Все остальное - словоблудие.
Текст документа может быть безупречен с точки зрения юридической техники, но совершенно неприемлем с точки зрения интересов бизнеса и клиентоориентированности.
Джеймсу Фенимору Куперу принадлежат слова: “Чем проще человек выражается, тем легче его понимают”. Однако некоторые юристы проявляют поразительную способность усложнять простое и не менее поразительную неспособность делать сложное простым.
Разумеется, бывают ситуации, когда от юриста требуется применение специфической юридической терминологии, и грамотно поставленный юридический стиль изложения документа может свидетельствовать о высоком уровне профессионализма (в судебном производстве, в переписке с коллегами-юристами). Но даже в этих случаях важно не “перегнуть палку”; нужно быть понятным тем, кому направлено ваше письменное обращение.
Итак, вот что хотелось бы посоветовать юристам при работе с внутренними и внешними клиентами:
1. учтите, что ваши клиенты - это неюристы и документы вы пишите в основном не для себя, а для клиентов (неюристов);
2. говорите, пишите, общайтесь с клиентами на понятном и доступном для них языке. Оставьте мудреный язык для академических исследований;
3. избегайте специфическую юридическую терминологию; не употребляйте слов, вроде, “преюдиция”, “презумпция”, “реституция” и т.п. Неюристы могут иметь лишь отдаленное представление о значении подобных терминов;
4. упрощайте написанное; старайтесь избегать сложные предложения, разделите одно длинное предложение на несколько простых, применяйте отступы (абзацы) для выражения обособленных мыслей;
5. не переусердствуйте с цитатами из законов. В большинстве случаях клиентам “до лампочки”, статья ГК под каким номером содержит в себе то или иное правило. Да и сам язык закона тяжеловат для неюристов. Лучше постарайтесь изложить смысл нормы закона доступным образом.
И помните, что главные достоинства письменной речи юриста - краткость, простота и ясность.
источник: zakon.kz